Партийные системы в контексте электоральных циклов — Образовательный портал Избирательной комиссии Рязанской области

Партийные системы в контексте электоральных циклов

Необходимо отметить, что само  понятие «электоральный или избирательный цикл» впервые в научный оборот было введено именно в политических науках и не встречается в качестве основной категории в других науках, изучающих выборы – конституционном праве, электоральной географии, электоральной социологии. При этом понятия «электоральный цикл» и «избирательный цикл» употребляются как синонимы.

 

Электоральные циклы более способствуют характеристике режимных и институциональных особенностей политического развития определенной страны, а также оценке электоральных процессов, протекающих на различных властных уровнях.

В западной политической науке электоральные циклы изучаются сквозь призму различных теоретических подходов. Наиболее широко распространены исследования изменений в электоральном поведении избирателей и агентов власти в течение определенного цикла.

Анализ полного электорального цикла 1992–1997 годах в Великобритании позволил британским политологам Р. Андерсону и Э. Хизу выявить определенную последовательность в изменении партийных предпочтений избирателей.[1]

Согласно теории формирования партийных предпочтений А. Гельмана и Г. Кинга, предпочтения избирателей формируются во время избирательных кампаний при условии, что масс-медиа предоставляют избирателям необходимую информацию, на основе которой избиратели определяют свою социальную позицию и оценивают партийные платформы.[2]

Модели поддержки партий избирателями на протяжении всего электорального цикла могут меняться. В середине электорального цикла победившая на парламентских выборах партия теряет свою популярность. Перед очередными выборами она восстанавливает доверие избирателей.

В. Миллер, С. Тагг, К. Бритто приходят к таким же выводам. По их мнению, электоральный цикл характеризуется тем, что в середине цикла увеличивается поддержка малых партий, которые получают преимущества от потери поддержки избирателями правящей партии, но в конце цикла уровень поддержки малых партий падает.[3]

Американские политологи также выявили определенные закономерности в развитии партийных предпочтений избирателей в течение электоральных циклов. А. Кемпбелл утверждает, что электоральные циклы, разделяющие президентские выборы в США, отличаются друг от друга различной степенью поддержки президентской партии на выборах и после выборов. От степени этой поддержки, которая имеет цикличный характер, зависит как общий ход выборов, так и их итоги.[4]

В.О. Кей-младший в зависимости от степени поддержки партий избирателями выделяет несколько типов президентских выборов в США, следующих одни за другими, которые доказывают рациональность данной теории.[5]

Неоинституционалистский подход дает больше возможностей для характеристики политических изменений в течение определенных электоральных циклов. Влияние институционального дизайна на выборы и наоборот изучено американскими политологами М. Шугартом и М. Собергом. По их мнению, выборы в парламент задают логику развития всего электорального цикла. Недопредставленность президентской партии в парламенте подвергает опасности формирование правительства и делает его работу неэффективным. Разобщенное правительство в президентской системе приводит нередко к патовым ситуациям. Таким образом, институциональная специфика формирования правительства задает логику развития избирательной кампании и определяет содержание электорального цикла.[6]

Р. Таагепера и М. Шугарт уделяют большое внимание изучению различных типов избирательных систем. Изменение избирательной системы, по их мнению, может способствовать получению желаемых результатов на выборах. Введение барьера пропорционального представительства может минимизировать роль малых партий и усилить крупную партию. Таким образом, содержание электорального цикла зависит от характеристик избирательной системы, которые могут быть изменены путем проведения избирательной реформы.[7]

Исследователи, правда, считают, что для того, чтобы провести избирательную реформу, правительству необходимо мотивировать действующих парламентариев к принятию такого решения, а также изменить границы электорального цикла. Правительства нередко манипулируют избирателями, сдвигая границы цикла на более удобный для них период.

Р. Ривс исследует электоральный цикл в графстве Хантингдон, Великобритания, показывая тем самым, что на локальном уровне выборы имеют свою логику и зависят от принятой избирательной системы и действий правительства, которые задают выборам рамки и ритм. Электоральный цикл, согласно Ривсу, имеет свою периодичность, которую устанавливает действующая власть через одобрение парламентом внесенных изменений в конституцию и законы о выборах. Изменение электоральных правил ведет к изменению границ и внутренней логики электорального цикла.[8]

Ш. Джефри и Д. Хау на германском материале рассмотрели изменения партийной системы страны и уровень политической стабильности в различные электоральные циклы на федеральном и региональном уровнях. Им удалось вскрыть механизмы партийной конкуренции на двух уровнях выборов и взаимовлияние земельных и национальных выборов. Земельные выборы рассматриваются этими исследователями в рамках крупных национальных электоральных циклов с точки зрения партийной конкуренции и формирования партийных систем на различных уровнях власти. Характер партийной конкуренции может измениться в зависимости от наложения событий на двух электоральных аренах.[9]

Кроме того, существует ряд моделей электорального цикла, основанных на политико-экономическом подходе. Впервые рациональная модель электорального цикла была разработана Нордхаузом и Линдбеком. Модель исходит из того, что политики манипулируют экономической политикой перед выборами, чтобы увеличить шансы на переизбрание. Шведский политолог Петтерсон-Линдбом использует модель эквилибриума бюджетного цикла Рогоффа. В рамках данной модели правительство сигнализирует о своем желании быть переизбранным в течение электорального цикла через осуществление фискальной политики. Как правило, бюджетные расходы увеличиваются перед выборами. Петтерсон-Линдбом выявил зависимость между электоральным успехом действующей власти, уровнем правительственных расходов и собираемости налогов. На примере выборов местных органов исполнительной власти в Швеции он анализирует объяснительные возможности теории рациональных циклов. Им были сделаны следующие заключения. Во-первых, правительство увеличивает расходы и снижает налоги в год выборов. Во-вторых, правительство, у которого больше шансов на то, чтобы переизбраться, вводит большие расходы в год выборов. В-третьих, в год после выборов переизбранные правительства расходуют больше, чем правительства только что избранные, которые после выборов расходуют меньше, чем в год выборов и налогов собирают больше. В-пятых, налоговые условия и уровень правительственных расходов влияют на электоральный успех.[10]

 А. Дразен продолжил изыскания в этом направлении. Он проанализировал объяснительные возможности первой модели монетарного политико-делового цикла и делает обзор теорий, возникших за последующие 25 лет. В. Миллер и М. Маки характеризуют электоральные циклы через зависимость политической популярности партий от экономических условий.

Таким образом, посредством выделения электоральных циклов возможна оценка различных сторон выборов и их последствий для политического развития конкретной страны или региона. Разбивка выборов по определенным периодам позволяет выявить динамику качественных изменений различных выборов.

Структурирование электорального процесса в России на основе хронологического принципа позволяет лучше понять взаимосвязь событий в определенный период, а значит упростить задачу как факторной оценки событий, так и выявления классификационных или типовых отличий выборов.

 Таким образом, разбивка электорального процесса на циклы является своего рода периодизацией электорального развития России. Как правило, смена одного электорального периода другим должна сопровождаться некоторыми переменами в политической сфере, но не обязательно затрагивающими все ее стороны. Какие-то признаки политической системы в результате выборов меняются, какие-то остаются неизменными. Цикличность политического развития подразумевает повторяемость тенденций в определенные временные периоды. Цикличность электорального развития проявляется в чередовании выборов, характеристики которых меняются в зависимости от политического контекста.

В свою очередь и результаты выборов могут менять соотношение сил в политике и задавать институциональные рамки контекста. Рамки электоральных циклов в России опосредованы установленным в Конституции, а также в избирательном законодательстве, графиком проведения выборов в органы власти разных уровней.

Поскольку любая периодизация должна строиться в соответствии с логикой развития самого предмета, а в данном случае выборов, электоральные циклы, как правило, показывают качественные изменения, которые происходят в политической жизни страны или региона в ходе и по результатам выборов. Однако лежащий в основе периодизации хронологический принцип не всегда позволяет выявить специфику развития предмета, то есть выборов, или, иными словами, изменение их существенных характеристик. Решению этой задачи способствуют различные классификации и типологии, приведенные выше.

Электоральные циклы в зависимости от того, какая исследовательская задача решается подобным делением, могут быть более крупными или более мелкими временными периодами. Они могут охватывать либо лишь несколько избирательных кампаний, либо совпадать с политическим циклом, то есть периодом властных полномочий сформированного посредством выборов правительства или иного института, который осуществляет политическое руководство страной.

Таким образом, периодизация может значительно облегчить задачу классификации или типологии выборов. Любые выборы анализируются с учетом современного им политического контекста, который отражается на их основных характеристиках. Особенности влияния контекста на выборы в различные электоральные циклы отражаются на сочетании их основных характеристик, а в конечном итоге и на соотношении типов выборов. Из всех характеристик выборов в качестве универсальных, а соответственно отражающих их суть, нами определены конкурентность и предсказуемость выборов.

Таким образом, типология выборов, основанная на этих характеристиках, включает несколько электоральных циклов, соответствующих основным периодам изменения режимных характеристик современной России. Учитывая сложность федеративного устройства России, заключающуюся в многообразии регионального политического и экономического развития, типология выборов, состоявшихся в России, накладывается также и на типологию регионов.

Например, тип конкурентных выборов более свойствен типу экономически благополучных регионов с отсутствием ярко выраженных экономических проблем.

Использованное сначала для объяснения особенностей перехода России к демократическому режиму понятие электорального цикла стало впоследствии применяться и при оценке региональных избирательных кампаний. Потенциально высокие объяснительные возможности данной категории до конца еще не раскрыты. Однако существующие на сегодняшний день исследования выборов показывают, насколько точно и концептуально через понятие электорального цикла раскрываются особенности не только отдельных избирательных кампаний, но и политического развития России с возможностью прогнозирования различных сценариев вплоть до начала следующего электорального цикла.

Появились первые попытки выстраивания методологии «электоральных циклов».[11] Первоначально в российской политологии данное понятие было использовано в коллективной монографии «Первый электоральный цикл в России: 1993–1996 гг.», вышедшей под редакцией В. Гельмана, Г. Голосова и Е. Мелешкиной, а также в последующем исследовании этих же авторов, посвященном второму электоральному циклу в России. [12]

С помощью электоральных циклов авторы стремятся объяснить особенности политического развития России как «новой демократии», проследив эффекты «учредительных выборов» на становление нового политического режима в России и последующей его консолидации. Роль выборов в изменении политического режима в России и значение факторов, мешающих закреплению демократических практик в стране и регионах, оценивается этими исследователями и в последующие электоральные циклы.

Под электоральным циклом первоначально исследователи рассматривали совокупность выборов в органы государственной власти национального уровня, включающую избирательную кампанию по выборам депутатов Государственной Думы РФ и избирательную кампанию по выборам Президента РФ.

Первый электоральный цикл в России начинается в рамках данного исследования с 1993 г., поскольку избранная в этом году Государственная Дума РФ имела временный характер и не рассматривалась как полноправный орган власти (выборы в Федеральное Собрание РФ проходили одновременно с принятием Конституции РФ, закреплявшей новый порядок властных отношений). Однако именно эти выборы заложили параметры следующей избирательной кампании в российский парламент, что и дало основание включить их в электоральный цикл 1995–1996 гг.

Соответственно, второй электоральный цикл начинается выборами в Государственную Думу ФС РФ 1999 года и президентскими выборами 2000 года.

Н. Петров и А. Титков, а также Р. Туровский сразу начинают рассматривать первый электоральный цикл с парламентских выборов 1995 года. Обосновывают исследователи такой подход наличием сформировавшихся к этому периоду общих для всех правил политической борьбы, причем как для проведения выборов на федеральном уровне, так и на региональном.

Кроме того, к 1995 г. завершается оформление институционального устройства в стране и в регионах. Становится более упорядоченным график проведения выборов. Сразу же после выборов в федеральные органы власти в 1995–1997 гг. проходит основная в первом электоральном цикле серия выборов губернаторов.

Н. Петров и А. Титков определяют электоральный цикл уже как совокупность выборов в федеральные органы власти (парламентские и президентские выборы), в региональные органы власти (губернаторские и регионально-парламентские выборы) и в органы местного самоуправления.[13]

Причем они вводят понятие «регионального» избирательного цикла (цикла региональных выборов), понимаемого как совокупность следующих одни за другими выборов органов власти различных ветвей и уровней в период между завершением президентских выборов и началом очередной избирательной кампании в российский парламент. Таким образом, границей между региональными электоральными циклами служат выборы ключевых федеральных органов власти.

Р. Туровский при анализе последствий влияния федеративной реформы В. Путина на региональную политическую жизнь, в частности на губернаторские выборы, оперирует понятиями «большого электорального цикла» и «регионального электорального цикла».[14]

Под региональным электоральным циклом следует понимать серию губернаторских выборов, которая следует за федеральными парламентскими и президентскими выборами. В первом электоральном цикле 1995–1996 гг. цикл губернаторских выборов завершился избранием губернаторов почти в половине субъектов РФ. Во втором электоральном цикле 1999–2000 гг. региональный цикл существенно растянулся по срокам проведения губернаторских выборов. Далеко не всегда границы «регионального избирательного цикла» совпадают с границами так называемого «большого» цикла, включающего в себя как федеральные, так и региональные избирательные кампании.

По сути Петров, Титков и Туровский рассматривают выборы в различные органы власти разных уровней, проходящие в рамках одного политического цикла. В странах стабильных демократий политические циклы, как правило, заканчиваются сменой власти, причем не важно, какая модель правления доминирует в той или иной стране, президентская или парламентская.

Таким образом, политический цикл может включать в себя несколько электоральных циклов, а может и совпадать с ними. В России в результате выборов ключевых федеральных органов власти не обязательно происходит смена власти. Однако определенные подвижки в характеристиках политического режима или политическом курсе страны происходят, причем весьма существенные. Поэтому говорить о наличии политических циклов в России, разграниченных по выборам в ключевые органы власти федерального уровня, все же приходится.

Поскольку календарь политической жизни России непосредственно связан с выборами властных структур, срок полномочий которых закреплен конституционно, а также в ряде законов о выборах, можно говорить об устоявшихся периодах смены одного политического цикла другим. Более того, политические изменения, происходящие по итогам президентских и парламентских выборов, отражаются непосредственно на ходе и содержании избирательных кампаний в региональные и местные органы власти, что позволяет вполне обоснованно выделять циклы региональных выборов в рамках федерального электорального цикла.

Однако все же более корректно использовать при изучении электорального развития России понятие электорального цикла, а не политического. Электоральный цикл более узкое понятие по отношению к политическому циклу, которое позволяет сконцентрироваться исключительно на выборах и не заострять внимание на текущей политике и стратегических приоритетах действующей власти в различных сферах политической жизни. Иными словами, то, что при анализе выборов в рамках электоральных циклов рассматривается как контекст, будет являться основным содержанием цикла политического.

Таким образом, большинство исследователей склонны использовать при оценке избирательных кампаний и электоральной политики в России в целом расширенное толкование электорального цикла. Электоральный цикл в широком смысле этого слова включает не только парламентские и президентские выборы федерального уровня власти, но и совпадающие с ними по срокам или следующие за ними вплоть до начала очередной избирательной кампании в федеральные органы власти выборы более низкого властного уровня.

При этом границы электорального цикла в России жестко привязаны к конституционным срокам полномочий федеральных выборных органов власти. Именно такое деление на электоральные циклы является наиболее целесообразным применительно к выборам в современной России, поскольку отражает основные переломные линии в электоральном развитии России, определяющие качественные очередным парламентским выборам на 1993–1995, 1995–1999, 1999–2003, 2003–2007, 2007-2011 гг.

В этой хронологической цепи событий 1998–1999 гг. представляют собой особый, переходный период  –  от президентского режима Б. Ельцина к президентскому режиму В. Путина. Причем 1999 г. представляется ключевым с точки зрения дальнейшего политического развития России, сохранения демократических практик, а также выстраивания новой региональной политики федерального центра. Соответственно, особое значение имеют также 2007–2008, 2011-2012 гг., как период передачи президентской власти посредством прямых выборов.

Несмотря на доминирующую роль президента в политической системе России деление электоральных циклов от начала очередной парламентской избирательной кампании представляется более адекватным политическому развитию современной России. Именно на парламентских выборах формируется основной расклад политических сил. Во многом по результатам парламентских выборов определяются фавориты последующих президентских выборов, а также итоги и ход (основной сценарий и основная интрига) президентских выборов.

Выборы в Государственную Думу РФ задают ритм и общую направленность последующего политического развития России. Итак, деление электорального процесса в России на электоральные циклы обусловлено особенностями российского электорального календаря и конституционными ограничениями срока действия полномочий выборных институтов. Каждый электоральный цикл отличается новым раскладом политических сил на федеральном и региональном уровнях, определенными подвижками во внутриэлитной среде, изменениями характеристик политического режима как в стране, так и в некоторых регионах, изменением степени конкурентности и предсказуемости федеральных и региональных выборов, а также наличием или отсутствием новых трендов в политическом развитии России.

Таким образом, выделение электоральных циклов позволяет проанализировать формирование партийной системы как на федеральном, так и региональном уровнях.



[1] Anderson R., Heath A. Informed Preferences and the electoral Cycle in Britain, 1992-1997 // Working paper of Centre for research into elections and social trends. Department of Sociology, University of Oxford. September, 2000. №. 82 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.crest.ox.ac.uk.

[2] Gelman A., King G. Why Are American Presidential Election Campaign Polls So Variable When Votes Are So Predictable? // British Journal of Political Science, 1993. 23. Р. 409-451.

[3] Miller W.L., Tagg S., Britto K. Partisanship and party preferences in government and opposition: the mid-term perspective // Political Studies, 1986. V. 21. Р. 263-279.

[4] Campbell A., Converse P.E., Miller W.E., Stokes D. Elections and the Political Order. N.-Y., 1966. 385 p.

[5] Key V.O, Jr. A Theory of Critical Elections// The Journal of Politics, 1955. February. V. 17. № 1 Р. 3-18 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.jstor.org/pss/2126401

[6] Shugart M., Soberg M. The electoral cycle and institutional sources of divided presidential government // American Political Science Review, 1995. 1 Juni [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://www.highbeam.com/doc/1G1- 17326564.html

[7] Таагепера Р., Шугарт М. Описание избирательных систем // Полис, 1997. № 3. С. 114-137.

[8] Reeves R. Electoral cycle in Hantingdonshire [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.electoralcyclereporte1.doc

[9] Jeffery Ch., Hough D. The electoral cycle and Multi-Level Voting in Germany //German Politics, 2001. August. V. 10. Issue 2. Р. 73-98.

[10] Per Pettersson-Lidbom. A Test of the Rational Electoral Cycle Hipothesis. 2003. 23 okt. [Электронный  ресурс]. – Режим доступа: http://www.socionet.ru/d/repec:hhs:sunrpe:2003_0016/http://www.ne.su.se/paper/wp03

_16.pdf

[11] Шумилов А.В. Электоральный процесс в России: от альтернативности к «суверенной демократии» (методология циклов) // Тезисы докладов Международной конференции «Новый политический цикл: повестка дня для России». М., 2008. С. 286-288.

[12] Гельман В., Голосов Г., Мелешкина Е. Первый электоральный цикл в России, 1993–1996. М.: Весь мир, 2000.

Гельман В., Голосов Г., Мелешкина Е. Второй электоральный цикл в России, 1999–2000. М.: Весь мир, 2002.

[13] Петров Н.В., Титков А.С. Выборы глав исполнительной власти регионов// Выборы и партии в регионах России / Под ред. Г. Люхтерхандт-Михалевой и С.И. Рыженкова. М.; СПб.: ИГПИ, Летний сад, 2000.

[14] Туровский Р. Итоги и уроки губернаторских выборов// Политика в регионах: губернаторы и группы влияния. М.: Центр политических технологий, 2002.