ЗА ГОД ДО ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ ВЕДУЩИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ СИЛЫ РОССИИ НЕ РИСКУЮТ СТАВИТЬ НА НОВИЧКОВ

Первыми о своих президентских амбициях заявили один из основателей партии «Яблоко» Григорий Явлинский и общественный деятель Алексей Навальный. Судя по всему, некоторая конкретика наметилась и у коммунистов.

Геннадий Зюганов — ключевой кандидат для выдвижения на выборы президента России от КПРФ, но в партии нацелены на проведение активной дискуссии по другим кандидатам, заявил секретарь ЦК Сергей Обухов. По его словам, лидер коммунистов сам настаивает на том, чтобы соратники обсудили и другие варианты.

Сам Зюганов говорит, что пока не принял решения, идти ему на президентские выборы или нет. При выработке позиции он пообещал исходить из существующего расклада сил и обстановки. По мнению экспертов, коммунисты не хотят рисковать лидерской репутацией Зюганова, зная, что их оппоненты хотят обеспечить Владимиру Путину максимально возможную электоральную поддержку. «С образом Путина сегодня трудно спорить: они создали ему ореол»,— сетует Геннадий Зюганов. Вместе с тем, отказ Зюганова от выдвижения своей кандидатуры может ослабить позиции КПРФ.

О конкурентах основного кандидата на предстоящих президентских выборах в интервью Политаналитике рассуждает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин:

— Я думаю, что здесь есть несколько вопросов. Первый – какие политические силы будут представлять эти конкуренты, и вообще, какой будет сценарий избирательной кампании. Он во многом зависел от результатов выборов в США, в том смысле, что победа Клинтон означала бы усиление противостояния, почти военные эмоции, и наверное, выборы в России в таком случае, были бы близкие к плебисцитарным, то есть в этом случае выборы должны были быть референдумом о доверии к президенту, его курсу, чтобы показать всему миру, в том числе и Америке, что Россия объединилась вокруг своего лидера.

Сейчас ситуация другая – победил Трамп, сейчас начинаются переговоры, был уже телефонный разговор, будут переговоры на уровне глав внешнеполитических ведомств, потом возможно будет и встреча. На первый план выходит не плебисцитарность, а выходит то, чтобы победить с максимальной явкой, чтобы повысить участие избирателей.

А чтобы повысить участие, нужны серьезные спарринг-партнеры. Поэтому я скептически отношусь к предположениям о том, что коммунисты могут выдвинуть кого-то еще вместо Зюганова. У него хотя бы есть известность, у него было много поражений на президентских выборах, но коммунистический избиратель относится к этому спокойно, он уже привык. А вот если вместо Зюганова будет малоизвестный человек, то это снизит интерес к выборам еще в большей степени, чем сейчас.

Возможно, коммунисты будут предлагать какие-то варианты – нужно как-то подраскрутить своих политиков, чтобы на них обратили внимание. Но по-настоящему думать о замене Зюганова они начнут уже после марта 2018 года. До выборов раскрутить нового кандидата фактически невозможно.

Кроме того, если мы возьмем возможных претендентов – это будут люди из регионов. К примеру, губернатор Иркутской области Левченко или мэр Новосибирска Локоть. Но я думаю, что региональные элиты Иркутска и Новосибирска будут резко возражать, чтобы их человек участвовал в избирательной кампании. Потому что участие – это все-таки критика в адрес федеральной власти, какая-то критика в адрес главы государства, а это региональным элитам совсем ни к чему. Это риски, им нужно, чтобы их губернаторы или их градоначальник продвигали интересы своего региона на федеральном уровне, а для этого выдвигаться против президента на выборах – не самый удачный вариант.

Похожая ситуация наблюдается в ЛДПР и «Справедливой России». Кандидат в президенты все-таки должен быть фигурой федерального масштаба. У нас ведь к парламентским выборам относятся не очень серьезно, это не выбор жизни, судьбы, не выбор пути развития страны. А вот к президентским выборам – очень серьезное отношение исторически. В этом случае избиратель хочет, чтобы соперники основного кандидата были людьми серьезными, а не просто спарринг-партнерами.

Здесь еще такой момент: избиратель все-таки привык к тем политикам, которые были раскручены в 90-е годы, а сейчас пребывают в статусе «политических звезд». Помните, когда сейчас отмечали Новый год и в интернете возник вопрос о том, целесообразно ли дальше приглашать Аллу Пугачеву на новогодний концерт. Но если мы посмотрим на рейтинги — то они у Аллы Борисовны высокие. Если вдруг сейчас заменить ее на кого-то другого, сразу возникнут вопросы. Люди хотят видеть привычных кумиров. В политике похожая ситуация: с одной стороны, вроде бы пора заменить, да и избиратель, наверное, теоретически хотел бы каких-то изменений, смена поколений – дело рисковое.

Есть разные варианты, как повысить явку избирателей. Можно совместить с региональными референдумами, но возникает вопрос, какие вопросы ставить на эти референдумы. То есть если там возникнут серьезные вопросы, конфликтные вопросы, то это может даже осложнить президентские выборы. Усилятся внутрирегиональные конфликты. Если вопросы будут малозначимые, то это никак не будет способствовать повышению интереса.

Есть такой вариант – давайте выдвинем каких-то сильных, интересных критиков-оппозиционеров. Радикальных настолько, чтобы повысить интерес к выборам. Они будут способствовать тому, что на участки для голосования придут и противники власти. А раз так, то мобилизуются и провластные силы. Но здесь тоже ситуация непростая, ведь в 18 году история не заканчивается. После выборов придется реализовывать весьма непопулярные меры. Ну если только случится чудо, и нефть не подскочит до 120 долларов. А она не подскочит, а значит, например, придется увеличивать пенсионный возраст. Придется проводить другие непопулярные меры.

Я думаю, что у власти здесь проблема, если в президентских выборах будут участвовать какие-то не очень управляемые оппозиционеры и популисты. Получается, что выборы станут для них раскруткой, они, конечно, не выиграют, но поднимут собственную узнаваемость. А дальше, когда они гарантированно будут выступать против реформ, «за все хорошее против всего плохого» (это тоже понятно, это оппозиция, она всегда выступает против непопулярных мер власти), то получается, что власть сама раскрутит своих оппонентов, которые потом, после марта 2018 года смогут себя проявить куда сильнее, чем до марта.

Есть еще один вариант: если участниками кампании станут люди, которые не настроены радикально и при этом обладают определенной известностью. Таким образом, и радикалов не раскрутишь, и количество участников вырастет. Из таких людей в первую очередь приходит на ум Григорий Алексеевич Явлинский. Может быть, кто-то еще, у кого есть какая-то история, какая-то известность. Это возможно. Вопрос в том, что они-то как раз вряд ли будут способствовать повышению интереса к выборам, усилению интриги. Они не вызывают эмоций ни положительных, ни особо сильных отрицательных. Интерес к ним небольшой.

Так что все-таки, если это суммировать, то я думаю, что надо ориентироваться на более реалистичные прогнозы по явке избирателей. Что, скорее всего, выборы не будут сопровождаться какими-то большими неожиданностями. Вряд ли они будут сопровождаться появлением каких-то фигур, которые способны внести какие-то изменения не в результат выборов, но хотя бы в стилистику избирательной кампании: стилистика, видимо, останется прежней. Вряд ли будут предприняты шаги, которые внесут хотя бы элемент риска если не для хода выборов, то уже для дальнейшей политической жизни.

 

Источник: 31.01.2017, Интернет-портал PolitAnalitika, www.politanalitika.ru

 

JoomShaper