Региональные избирательные кампании могут объявляться не ранее чем за 100 дней до даты голосования, в этом году выпадающей на 14 сентября, но и не позднее 90 дней.
Таким образом, с 5 июня в некоторых субъектах РФ, где необходимо переизбрать парламенты, гонка может стартовать. Напомним, что депутатов выбирать будут в 14 регионах, считая Москву, Севастополь и Крым. А также в Брянской, Волгоградской и Тульской областях, Хабаровском крае, Ненецком округе и еще в шести российских республиках – Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Марий Эл, Татарстане, Алтае и Туве. И везде самое пристальное внимание, прогнозируют эксперты, будет уделено выборам по одномандатным округам. С точки зрения их выгодности для партии власти. А также выявления потенциала оппозиционных партий – парламентских и непарламентских.
В этом и следующем году в регионах на одномандатных выборах проводится эксперимент. Как известно, закон об избрании Госдумы следующего созыва содержит норму, предписывающую половину мест (из 450) отдать одномандатникам. Вторая половина будет избрана по партийным спискам. Заметим, что когда президент Владимир Путин выступил с этой инициативой, а потом отразил ее в соответствующем законопроекте, возвращение в политику одномандатных выборов объяснялось желанием народа знать своих депутатов в лицо. «Единая Россия» также поясняла, что таким образом в ГД смогут прийти местные лидеры-общественники и гражданские активисты. Впрочем, думская оппозиция в это сразу не поверила, считая, что тем самым открывается дорога для прохода в парламент скрытых единороссов, которые затем и составят для партии власти необходимое большинство – может быть, опять конституционное.
Правота той или иной точки зрения, понятно, может быть подтверждена только реальной практикой. И, скажем, первый зампред фракции «Справедливая Россия» Михаил Емельянов сказал «НГ», что до 2016 года есть время для корректировки закона о статусе парламентариев, чтобы прописать в нем право одномандатников на создание своих депутатских групп, с партиями не связанных, но по статусу равных фракциям. Емельянов объяснил: «Именно для партии власти это может быть выгодно, когда часть депутатов будет вроде бы независимой, но голосовать станет так, как надо». Впрочем, он пока о готовящихся поправках по поводу депутатских групп ничего не слышал.
А глава юрслужбы КПРФ Вадим Соловьев, который тоже пока ничего не слыхал о такой правке закона о статусе, уверен, что ничего и не услышит. «Все дело в контроле за деятельностью и голосованием таких групп. Опыт прошлых Дум, где они действовали, показывает, что для власти это крайне хлопотное и трудоемкое дело», – пояснил он. Поэтому-то Соловьев и уверен, что будущим одномандатникам не позволят создавать собственных депутатских объединений, а поставят их в партийный строй. Естественно, сказал он «НГ», что большая часть из них запишется во фракцию ЕР.
Удовлетворить желание одномандатников собраться по интересам – географическим, отраслевым, профессиональным и т.п. – можно будет через так называемые межфракционные группы. Они существуют и в нынешнем созыве ГД – есть группа православных депутатов, газовиков-нефтяников, транспортников и т.д. Имеются еще и совсем неформальные сообщества депутатов, отринутых своей фракцией. Любовью к изгнаниям особенно отличаются справедливороссы – у них уже состоялись две подобные волны. Сначала из фракции СР были исключены полдесятка человек, которые голосовали за премьера Дмитрия Медведева, а потом – те, кто настаивал на сохранении оппозиционного курса партии, ведь лидер СР Сергей Миронов в конце концов склонился к большей лояльности властям.
Эксперты, опрошенные «НГ», тоже считают, что самостоятельности одномандатникам не видать. Вице-президент Центра политических технологий Ростислав Туровский подчеркивает, что спешки в переходе на одномандатную систему Кремль не демонстрирует: «Закон о выборах в Госдуму принимался так долго, потому что там пытались понять, что ждет нижнюю палату в случае введения смешанной системы. И, похоже, до конца не поняли сценарий, по которому она будет работать». В любом случае тренд есть, и результат реформы будет зависеть от организации выборов в мажоритарных округах, считает эксперт: «Если кампании будут проводиться, как сейчас, в интересах «Единой России», независимых депутатских групп и не возникнет. Одномандатники просто составят основу фракции ЕР». Для партии это будет полезно – одномандатник в отличие от списочника должен работать с избирателями на конкретной территории.
Независимые кандидаты в округах обычно уступают единороссам, говорит Туровский, а если побеждают, то оказываются представителями местной элиты, которые по каким-то причинам не заручились официальной поддержкой ЕР: «Большинство из них в итоге вступают во фракцию «Единой России». Независимым парламентариям придется делать выбор – депутатские группы не имеют статуса фракции. При таком раскладе они не могут претендовать на руководящие посты в комитетах и находятся на периферии процесса принятия решений. До сих пор ЕР, по словам Туровского, пользовалась этим, увеличивая свою фракцию за счет непристроенных одномандатников.
Что произойдет на осенних выборах с другими партиями в случае победы тренда на переход к мажоритарной системе? По мнению Туровского, ЛДПР «однозначно теряет, потому что она буквально считанных депутатов может проводить в качестве одномандатников в заксобрания – в партии дефицит кадров»: «У КПРФ больше возможностей – но в основном партия может рассчитывать на вторые места. Победы окажутся редкими – лишь в тех случаях, когда произойдет большой раскол местной элиты». Партийно-политический расклад на будущих выборах в целом не изменится, уверен собеседник «НГ». А его коллега, заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин подчеркивает, что «одномандатнику надо будет определяться: или смириться с ограничением возможностей, или присоединиться к кому-то из крупных и получить, может быть, какую-нибудь должность в комитете либо какой-нибудь комиссии. То есть роль независимого одномандатника может получить нонконформист и радикал, которых не очень много, либо какой-нибудь крупный предприниматель, которому просто нужен депутатский мандат».
Отсутствие в законодательстве специальных положений, прописывающих статус депутатской группы одномандатников, не случайно, уверен Макаркин: «Создание этих групп может привести к тому, что к ним будут приходить и другие депутаты, они станут центрами притяжения. Но зачем это власти? С одной стороны, она заинтересована в управляемой политической конкуренции, чтобы отбор кадров был более эффективным. С другой стороны, власти очень хочется оставить процесс под жестким контролем». Макаркин говорит, что не стоит искать сходства между нынешними депутатскими группами и теми, что работали в первой Думе: «Для формирования группы нужно было набрать не менее 35 человек. Это было прописано в законе. Сейчас решили, что такая норма избыточна. Зачем стимулировать фрагментацию депутатского корпуса? Тогда власть была не слишком авторитетна, и поэтому некоторые депутаты старались от нее отстраниться, а их группы были идеальны в создавшейся ситуации – с одной стороны, ты отстранишься от власти, с другой – с ней договариваешься. То есть одним избирателям показываешь, что ты с властью, а другим – что ты вроде от оппозиции».
Раньше депутатские группы как раз включали депутатов, которые не хотели четко идентифицироваться ни с властью, ни даже с коммунистической оппозицией. А сейчас это неактуально, говорит Макаркин: «Сейчас депутаты стремятся, наоборот, максимально прислониться к власти. А чтобы дополнительно не вводить в искушение людей, власти решили вообще созданием групп не заморачиваться».

 

JoomShaper