Прощальное слово Сергея Миронова прозвучало вчера на очередном заседании Совета Федерации. Он многозначительно сказал бывшим коллегам: «До новых встреч!» И выразил надежду, что скоро верхняя палата все-таки будет формироваться с помощью более или менее прямых выборов. После чего в кулуарах провел свой последний брифинг. По словам Миронова, президент Дмитрий Медведев и премьер Владимир Путин от него «не отворачивались».

Лидер эсэров прочит своей партии 15% голосов на предстоящих выборах в Госдуму. По его словам, это задача-минимум. Впрочем, о количественном показателе задачи-максимум он говорить не стал. А рассказал о результатах, так сказать, мироновского призыва в «Справедливую Россию». По его данным, после 18 мая в партию вступили не меньше 10 тыс. человек. Так что, еще раз повторил он свое прежнее мнение, «Единая Россия», организовав его отставку, сделала «гибельную ошибку».

Напомним, что все это примерно в тех же выражениях Миронов уже сказал 19 мая – на пресс-конференции сразу после своего отзыва из Совета Федерации и автоматической отставки с поста его председателя. Интересно, правда, что на ней же он очень критично отозвался о перспективах партии «Правое дело». Которую бизнесмен Михаил Прохоров тогда только-только согласился возглавить. Атака Миронова на Прохорова была не очень понятна: ведь электорат этих партий ни в коем случае не пересекается, друг другу они соперниками быть не могут.

Однако, как считают многие эксперты и политики, прямая конкуренция между ними все-таки есть. И общий ее смысл заключается в том, что Госдума не резиновая и в ней не может быть больше 450 кресел. А это значит, что если кто-то растет, то кто-то должен усохнуть. Кстати, вчера Прохоров сообщил, что новое название для его будущей партии пока не придумано. И что специальная креативная группа отобрала 15 основных вариантов, которые сейчас отрабатываются социологами. Главную трудность перспективный лидер обрисовал откровенно: «Основная задача в том, чтобы это название всем нравилось. Это непростая история».

По мнению зампреда фракции СР в Госдуме Геннадия Гудкова, бурный рост «Правого дела» очень хорошо заметен на фоне давления на мироновцев. Гудков считает, что для ПД удачно подобрались объективные и субъективные обстоятельства. Во-первых, либерально-демократическая партия действительно нужна. А во-вторых – СР стала серьезно раздражать власть. Так что если эсэров попытаться уменьшить, то для правых, естественно, окажется больше места. Хотя, по подсчетам Гудкова, либеральный электорат не превышает 10–12%. При этом Гудков предупредил, что все эти манипуляции могут довести ситуацию в стране до самого плохого – прихода к власти разного рода радикалов и даже экстремистов.

Секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов предполагает, что обе партии, оказавшиеся в зоне особого внимания, будут использованы для улучшения положения «Единой России»: «Ни одна, ни другая не получают больше 7%, проводят в депутаты по паре человек, а аккумулированные ими 14% через так называемую премию попадают в копилку партии власти. И таким образом ЕР решает проблему недостатка голосов». Тактику новых правых Обухов видит в повторении успеха «Союза правых сил» на выборах 1999 года. Когда СПС действительно меньше агитировала в расчете на правый электорат, а больше – для всего народа.

Таким образом, представитель КПРФ заочно поспорил с членом федерального политсовета «Правого дела» Борисом Надеждиным. Тот заявил «НГ», что поиски своего электората и прочие социологические изыскания – совершенно бесполезное дело: «Это архаичное представление, не работающее в постиндустриальную эпоху. Сейчас для избирателей главное – фигура лидера и правильная повестка дня». Лидер, по мнению Надеждина, у них сейчас хороший. А небольшие шероховатости в виде прежних заявлений Прохорова о продолжительности рабочей недели и т.п. будут отшлифованы.

Повестка дня тоже есть – смена власти. «Избиратель проголосует за тех, кто будет проводить эту повестку наиболее активно и наименее агрессивно», – заметил Надеждин.

Корреспондент «НГ» решил, что ослышался, и переспросил. Но политик объяснил, что это действительно так: скажем, внесистемная оппозиция вроде ПАРНАСа отталкивает от себя именно радикализмом, обещаниями переделать все и сразу. А ПД, по его словам, настаивает на смене власти в плавном режиме. Потому что, уверен Надеждин, «лучшее время «Единой России» уже прошло, и если это еще не станет понятно на этих выборах, то все равно весьма скоро». О «Справедливой России» он что-то конкретное и говорить не захотел, потому что с ней вроде все понятно.

Руководитель департамента региональных исследований Центра политических технологий Ростислав Туровский не отрицает связи между взлетом ПД и падением СР и допускает, что по договоренностям внутри тандема партия все же пройдет в Госдуму. Чтобы, скажем, на ее фоне центризм ЕР был наиболее заметен. Между тем член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко видит за подвижками на партийном поле более глобальную тенденцию: «Переформатирование необходимо, потому что опростоволосились все, а не только ЕР». По его мнению, Россия без нормальной правой партии выглядит странно в глазах окружающего мира. Однако вычленить таковую из партии власти оказалось невозможным. Пришлось создавать что-то новое на правом фланге. Малашенко указал, что у правых есть электорат, пусть и не слишком большой, и есть теперь вполне приемлемый лидер: «По крайней мере на фоне Абрамовича с его клубами и яхтами. Да и к трубе Прохоров, в общем-то, отношения не имеет». Так что к прохоровскому проекту эксперт относится достаточно оптимистично. Например, Малашенко не исключил возможности истории, по его словам, «пока фантастической»: «Например, Путин идет в президенты, а лидера успешно прошедшей в Госдуму партии правых – Михаила Прохорова – он зовет в премьеры».

Иван Роджин, 26.05.2011, Независимая газета

JoomShaper