«Единая Россия» на выборах-2016: семь главных задач

 12 ноября в Москве пройдет форум секретарей «Единой России». Инициатива собрать всех глав местных отделений партии власти принадлежит лидеру ЕР Дмитрию Медведеву. Данный слет позволит подготовить актив партии не только к праймериз, но и к выборам в Госдуму. Расскажет секретарям партии о семи основных задачах, стоящих перед партией власти на выборах в Госдуму член высшего совета партии «Единая Россия», генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, кандидат исторических наук Дмитрий Орлов. Он представляет их на страницах «Известий». 

Первое. Ясно сформулировать послание к избирателю. Необходимо осознавать, что фактор сверхвысокого доверия президенту и национальной патриотической мобилизации, возникший весной 2014-го после реинтеграции Крыма и усиленный операцией в Сирии, создает лишь базовую содержательную рамку кампании и не может заменить собой ни федеральную партийную повестку, ни содержание послания в конкретных избирательных округах. Одним словом, «на президента надейся, но сам не плошай». С чем идти к населению? Как сформулировать послание?

1) В ближайшее время выявить структуру проблемного поля — общенационального, а также в регионах и округах.

2) Приступить к формулированию федерального послания не позднее февраля 2016 года — с тем чтобы единый день праймериз 22 мая проходил уже в условиях единой общепартийной повестки.

3) На мой взгляд, основные темы послания — антикоррупционная повестка и ответ партии на угрозы в социально-экономической сфере (рост цен и уровень жизни, состояние ЖКХ и здравоохранения). Послание не должно быть сложным: 1–3 центральных темы и 3–5 сопутствующих, обусловленных региональной спецификой.

Второе. Сформировать конкурентоспособный корпус кандидатов, выдвинутых партией. Что значит конкурентоспособный? Все кандидаты, выдвинутые в Государственную думу, в региональные законодательные собрания и на другие посты, должны быть реальными лидерами общественного мнения, о поддержке которых прямо свидетельствуют опросы общественного мнения, и не иметь репутационных проблем. При кажущейся простоте этой задачи ее решение — дело далеко не простое. Именно для создания такого корпуса кандидатов открытая модель предварительного внутрипартийного голосования (праймериз) становится единственной процедурой их (кандидатов) выдвижения.

Третье. Избавить «Единую Россию» от коррупционного давления «партии кэша». Смысл политической деятельности в современной России и других странах с демократической политической системой — обеспечение адекватного представительства общественных интересов, которые весьма дифференцированы. Разумеется, те деятели, которые стремятся представлять эти интересы (в том числе и кандидаты в депутаты Государственной думы), не ангелы во плоти: они довольно эгоистичны и стремятся реализовать собственные цели. Яркий политик — всегда жесткий игрок, хорошо понимающий суть игры и свою роль в ней. Задача праймериз и тех дополнительных ограничений имущественного и финансового характера, которые вводятся для участия в них, — не победить эгоизм политиков, не прекратить финансирование политического процесса легальным бизнесом (и то и другое невозможно). Праймериз должны сделать недопустимым использование депутатского мандата как индульгенции на незаконное обогащение или на легализацию такого обогащения. Именно на парламентских выборах-2016 надо положить предел вульгарному лоббизму и скупке мандатов. Это реальная задача. Партия представляла и представляет широкие общественные интересы, в том числе интересы национальных корпораций, а также объединений малого и среднего бизнеса. Но партия «Единая Россия» — это не «партия кэша», не политическое прикрытие для контролеров серых и черных финансовых потоков из регионального строительного бизнеса и торговли, которые пытались и будут пытаться влиять на политический процесс.

Четвертое. Поддерживать постоянный диалог с обществом. ОНФ, парламентская оппозиция, гражданские активисты зачастую быстрее реагируют на изменение общественных настроений, чем «Единая Россия». На мой взгляд, не стоит опасаться корректировать партийную повестку под влиянием партнеров (ОНФ) или оппонентов: все легальные политические силы объединены солидарной ответственностью перед гражданами.

Пятое. Не допустить множественных и существенных конфликтов внутри правящей элиты. Почему на губернаторских выборах в Иркутской области победил кандидат-коммунист? Почему в Новосибирской области мэром стал представитель КПРФ, а законодательное собрание возглавил деятель, не выдвинутый «Единой Россией» (хотя она и имеет большинство)? Почему в Самарской и Нижегородской областях региональная власть и правящая партия фактически реализовывали различные политические стратегии? Эти и другие ситуации — прямые следствия внутриэлитных конфликтов, а не противостояния с политическими противниками правящей партии. Правящая элита должна быть консолидированной, особенно в период выборов. Необходимо достигнуть как минимум трех целей.

1) Гарантировать невмешательство региональных властей в процесс праймериз. Победил на предварительном голосовании — стал кандидатом. Так и никак иначе. «Губернаторские списки» кандидатов, тем более выдвинутые параллельно тем кандидатам, которые выдвинуты на праймериз, — это недопустимый архаизм.

2) Гарантировать невмешательство региональных властей в процесс финансирования избирательной кампании.

3) Неукоснительно соблюдать принцип «один кандидат от партии». В условиях жесткой политической конкуренции параллельные неформальные ставки на других политических игроков многократно повышают риск поражения.

Шестое. Обеспечить максимально эффективные технологические решения. Выбрать из огромного арсенала имеющихся технологий оптимальные именно для этого региона и округа — прямая задача координаторов кампании и региональных исполнительных комитетов. Главный урок извлечен: приводить только «своих», не расширять электоральный потенциал и «сушить» при этом явку — примитивная стратегия, которую можно использовать далеко не везде. Главное ограничение очевидно: недопустима примитивная административная мобилизация.

Седьмое. Гарантировать конкурентную, открытую и легитимную избирательную кампанию по выборам в Государственную думу. Такой же характер должны носить и другие выборы, которые состоятся в единый день голосования в сентябре 2016 года. Партия «Единая Россия» — самый значимый партийный игрок. На ней лежит и особая ответственность за чистоту избирательного процесса. Цель партии на выборах — победить, более того, расширить представительство в Государственной думе по сравнению с нынешним. Но граждане ждут честной игры — и поэтому другого пути, кроме честной игры, у «Единой России» нет.

 

http://izvestia.ru/news/595500

 

Каким будет партийный расклад в 2016 году

Александр Кынев, политолог, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики

00:25, 15.04.2015

На выборах 2016 года в России возможны два сценария: либо власть сама делает ставку на национализм и вытесняет все конкурирующие силы, либо демонстративно допускает в политику радикалов, представляя себя «меньшим злом».

Расколы и новые проекты

 Приближается федеральная избирательная кампания 2016 года, и появляется все больше прогнозов и исследований будущих предвыборных раскладов. Все активнее готовятся к выборам и сами их потенциальные участники. В одних партиях фактически происходит распад, и исключаются все, кто воспринимается как оппонент партийному руководству. Так вытеснена из «Справедливой России» один из ее самых рейтинговых депутатов Оксана Дмитриева и ее сторонники, хотя именно Дмитриева обеспечивала эсэрам значительную часть голосов Петербурга и близких к нему территорий. Другие начинают переговоры о создании более широких коалиций.

 Система пришла в движение, и эти подвижки будут продолжаться. Расколы будут происходить в первую очередь внутри так называемых системных партий. Там с учетом того, что уменьшится число депутатов, избираемых по партспискам, внутренняя борьба за места будет обостряться. Именно эти расколы во многом предоставят строительный материал для новых проектов. Кроме того, неизбежно появятся новые кандидаты — те, кто ранее не участвовал в выборах по разным причинам, и те, кого подняла политическая волна минувших лет.

 

Власть перед выбором

         Однако еще важнее сейчас ключевая стратегическая развилка, перед которой стоит власть. Она спровоцирована пропагандистской кампанией, связанной с украинским кризисом, ростом воинственного патриотизма и милитаризацией массового сознания. Именно от этой развилки будет зависеть множество других предвыборных решений. Это вопрос о том, какова будет главная тема электоральной мобилизации в 2016 году и кто на этих выборах займет нишу главного радикального националиста.

         Российский политический мейнстрим резко сместился в сторону агрессивного патриотизма и нетерпимости к инакомыслящим. Если в этих условиях именно власть решит занять позицию жесткого национализма, это будет означать и максимально жесткую мобилизацию административного ресурса. Большинству политиков, участвующих в выборах, в таком случае будет предлагаться лишь место в едином фронте поддержки власти. А оппонентам останется роль или партнера-сателлита, или подавляемого и уничтожаемого врага, которого, скорее всего, вообще не допустят до выборов.

         В таком варианте остается одна большая партия или блок, ее крайне слабые сателлиты по образцу ГДР или иных стран Восточной Европы после Второй мировой войны, а также единичные депутаты от иных сил, которым все равно придется играть партнеров и союзников. Тогда в парламенте не будет места ни для других националистических сил, ни тем более для либералов. Это сценарий зачистки и репрессий.

 

«Меньшее зло»

         Во втором сценарии власть занимает место в условном центре (хотя и сместившемся в сторону агрессивного патриотизма). При этом остается место и для более радикально настроенных патриотических групп. Этот сценарий может быть для власти добровольным, а может быть и вынужденным — если, например, возникнет критическая масса людей, разочарованных в действиях власти в отношении ДНР/ЛНР, и требующие более радикальной политики группы выйдут из-под контроля. Такие группы, возможно, понадобится допустить в парламент — выпустить таким образом пар. Но тогда власти может понадобиться и более диверсифицированная система в парламенте, при которой радикалов уравновешивают другие группы, например либералы. Иных политиков будут вынуждать к ситуативной поддержке власти.

         Теоретически возможен и статус-кво, когда после выборов вроде бы ничего не меняется, просто существенно уменьшаются доли всех прочих партий, кроме партии власти. Это будет происходить в том числе за счет уменьшения мест в Думе, отводящихся под партийные списки: по мажоритарным округам в подавляющем большинстве случаев могут избираться только кандидаты с административной поддержкой. Однако это скорее временный сценарий, и он малореален при существенном росте протестных настроений, которые будут смягчаться или борьбой с врагами по сценарию №1, или диверсификацией системы и попытками представить власть «малым злом» по сценарию №2.

 Искусственно усилить вариант «статус-кво» можно, максимально распыляя голоса на крайних флангах политического спектра. Например, для раскола на либеральном фланге зарегистрировать все либеральные партии, а затем сделать так, чтобы они растащили голоса друг друга. Так же можно поступить с левыми и националистами. Однако и в этом случае момент выбора между двумя основными сценариями будет лишь отодвинут во времени.

Варианты для оппозиции

 Зависит ли что-нибудь в такой ситуации от самой оппозиции? Несомненно, хотя при сценарии №1 у нее останутся только выборы вариантов протеста. Не стоит забывать, что система регистрации кандидатов на выборах 2016 года будет чрезвычайно жесткой. По действующим на данный момент правилам, выдвинуть партийный список и кандидатов по мажоритарным округам партия может без сбора подписей только в двух случаях.

 Первый — если на прошлых выборах Госдумы список партии получил не менее 3% голосов. Второй — если список кандидатов партии был допущен к распределению депутатских мандатов хотя бы в одном региональном парламенте действующего созыва. И эти правила могут еще ужесточиться: так как у РПР-ПАРНАС такой регион сейчас только один, ради исключения этой партии ограничение могут поднять до не менее двух или не менее трех регионов.

         Все же остальные партии, кто под эти два случая не подпадает, для регистрации списка должны будут представить не менее 200 тыс. подписей избирателей. В мажоритарных округах для них требуются подписи не менее 3% избирателей округа, а если в округе менее 100 тыс. избирателей — не менее 3 тыс. подписей. Выполнить такие требования возможно только при негласной политической команде.

         Однако, даже несмотря на позицию власти, в итоге успехи каждой партии все равно будут зависеть от ее собственной адекватности и дееспособности. Взвешенное поведение сильных игроков, опирающихся на реальные общественные настроения и грамотно построенные стратегии, вынуждает власть идти на уступки, делать оговорки и нередко самой искать пути обхода ей же устроенных барьеров. Как уже было на выборах мэров Москвы и Екатеринбурга с Алексеем Навальным и Евгением Ройзманом соответственно.

И наоборот, есть очевидная ловушка излишней системности. Можно быть лояльным, без проблем зарегистрироваться и получить в итоге полный провал: от лояльности голоса сами по себе не образуются, а при подсчете власть все равно помогает только себе. Считаются только с теми, за кем есть реальная электоральная сила. Если она исчезает, то и самой власти подобный сателлит в итоге не нужен, и постепенно он скатывается на роль все более слабую и второстепенную. Не исключено, что с кем-то из ныне системных игроков на выборах 2016 года именно это и произойдет.

http://rbcdaily.ru/politics/562949994783987

 

 

JoomShaper