Итоги выборов президента России 4 марта 2012 года

Сергей Кочеров

Кампания по выборам президента Российской Федерации завершилась. По предварительным данным ЦИК на 3:00 5 марта, Владимир Путин получил 64,70% голосов, Геннадий Зюганов - 17,11% голосов, Михаил Прохоров - 6,99% голосов, Владимир Жириновский - 6,37% голосов и Сергей Миронов - 3,74% голосов. Конечно, эти результаты еще претерпят изменения, вследствие которых, например, 3-й и 4-й кандидаты могут поменяться местами. Но совершенно ясно, что второго тура не будет, и президентом России вновь станет Владимир Путин.
Предварительные данные ЦИК также говорят об электоральных предпочтениях российских регионов. Если верить им, больше всего сторонников у победителя в Чечне (99,82%), Дагестане (92,81%) и в Ингушетии (91,50%). Геннадий Зюганов нашел наибольшую поддержку в Орловской (28,65%), Костромской (25,66%) и Оренбургской (24,90%) областях. Михаил Прохоров произвел самое сильное впечатление на избирателей за пределами России (25,46%), в Москве (15,95%) и Санкт-Петербурге (12,86%). Владимир Жириновский вызвал наибольшие симпатии у жителей Камчатского (10,54%), Хабаровского (10,47%) края и Амурской области (9,94%). Сергей Миронов получил самое большое число голосов в Вологодской области (6,69%), Санкт-Петербурге (6,45%) и в республике Карелия (6,17%).
Закончившаяся кампания по выборам президента России, на мой взгляд, позволяет сделать следующие выводы:
Во-первых, Владимир Путин и его предвыборный штаб смогли извлечь уроки из относительной неудачи "Единой России" на думских выборах. Премьер и его команда провели мобилизацию сторонников "партии порядка", представив им дело так, будто альтернативой избранию Путина является новая смута в обществе, чреватая гражданской войной и распадом страны. Кампания победителя фактически строилась на эксплуатации лозунга "Голосуй за Путина, или будет хуже!", хотя сходный слоган, только с заменой фамилии главного лица, использовал Жириновский. Поскольку предвыборные акции премьера проводились по аналогии с призывом на фронт, нагнетанию страха перед "оранжевой угрозой" и "коварным Западом" отдавалось больше внимания и сил, чем пропаганде позитивных перемен в жизни страны. В результате сторонники кандидата от власти избрали его на 6 лет без ясного понимания того, что же именно и в какие сроки он сделает, чтобы стране стало с Путиным не хуже, а лучше. Даже у путинских интеллектуалов, бывших его доверенными лицами, как показали обсуждения после выборов, существует не слишком крепкая надежда на то, что Путин должен измениться, чтобы ответить на вызовы времени.
Во-вторых, для обеспечения победы Владимира Путина уже в первом туре, да еще с таким результатом, чтобы заявить об его всенародной поддержке, партия власти использовала все средства, которые позволяли административный, судебный, финансовый и информационный ресурсы в ее руках. Была произведена селекция конкурентов (снят с выборов "неудобный" Григорий Явлинский), организовывались массовые митинги в столице, на которые за казенный счет привозили людей из провинции, на федеральных телеканалах под видом документальных передач показывали пропагандистские фильмы о Путине, к выборам были освоены новые технологии, резко повышающие количество голосов, отданных за "правильного кандидата". В результате оппозиция зафиксировала еще большее количество нарушений на этих выборах, чем на выборах в Госдуму, ставших самыми скандальными за все последние годы. Следование принципу "Цель оправдывает средства" позволило одержать убедительную победу в официальном подсчете голосов, но не способствовало повышению доверия в обществе к институту выборов. Конечно, для сторонников премьера, вроде начальника его штаба Станислава Говорухина, прошедшие выборы были "самые чистые и прозрачные выборы в России". Однако люди, которым победа не застит глаза, убеждены или склоняются к тому, что нарушения в день голосования вновь имели далеко не единичный, а массовый характер.
В-третьих, победа Владимира Путина отнюдь не делает его "президентом всех россиян", как поспешили объявить некоторые эксперты. Как показало выступление победителя на Манежной площади, Путин считает, что одержал "чистую победу" над своими соперниками и поставил на место "людей, который зарвались", явно имея в виду организаторов митингов на Болотной площади и проспекте Сахарова. Это явно вступает в противоречие с его призывом ко всем "объединиться вокруг интересов народа и Родины", снабженным для лучшего увещевания заверением в том, что попытки устроить провокации и развалить государственность России не пройдут. Оппозиция его услышала, но не вняла предупреждению. Лидер КПРФ Геннадий Зюганов заявил, что не признает результаты выборов и считает их нелегитимными, нечестными и непрозрачными. "Мы будем наращивать давление и на улице, и в интеллектуальном плане, и с точки зрения организационной", - пообещал он журналистам на своей пресс-конференции, посвященной итогам выборов. Координатор "Левого фронта" Сергей Удальцов, являющийся одним из лидеров "несистемной оппозиции", высказался еще более определенно и энергично: "Это не выборы, это позор. Нам всем опять плюнули в лицо. Завтра выходим на улицы!". Митинги протеста, которые оппозиция проведет на этой неделе в Москве и других городах России, конечно, не приведут к "Оранжевой революции", которой власти все эти месяцы пугали доверчивых российских обывателей. Но видимость единства Путина с избравшим его народом они могут нарушить всерьез.
В-четвертых, кандидаты от оппозиции, проведя свои кампании довольно ярко и на критической ноте в адрес Путина, не смогли составить ему реальной конкуренции в борьбе за президентство. Во многом это было связано с изначально неравными условиями, в которые были поставлены претенденты, учитывая абсолютное преимущество премьера в освещении достоинств его персоны лояльным к нему телевидением. Однако следует признать, что ни один из конкурентов Владимира Путина в отведенное ему время не сумел предложить ни целостного видения своей программы действий, ни ясных и четких лозунгов, захватывающих воображение избирателей, вроде памятных "Власть - Советам!", "Землю - крестьянам!", "Фабрики - рабочим!". Акцентировка внимания в выступлениях оппонентов на критике Путина, который ни разу не снизошел до встречи с ними на теледебатах, порождала эффект присутствия его в студии и отчасти работала против его конкурентов. Складывалось ощущение, что в кампании четырех оппозиционных кандидатов изначально была некая обреченность, словно им было известно заранее, кому какие цифры назначит глава Центризбиркома. Никто из них не производил впечатления политика, способного победить Путина, возможно, потому, что их личностный уровень более соответствовал статусу лидера партии, чем лидера государства. Отсутствие харизматичного кандидата от оппозиции, каким в свое время был Борис Ельцин, бросивший вызов Михаилу Горбачеву, обусловило неприлично большую дистанцию между победителем и кандидатом, занявшим 2-е место.
В-пятых, порядок мест, занятых соперниками Владимира Путина, подчиняется логике, которая проявлялась и на прошлых выборах президента. "Серебро" Геннадия Зюганова является не только его личной заслугой, но и свидетельством влияния той партии, которую он возглавляет. Третье место Михаила Прохорова объясняется, с одной стороны, снятием с выборов Григория Явлинского, от которого к нему перешла часть электората, с другой стороны, тем, что он оказался единственным новым лицом в этой засаленной от частого употребления колоде претендентов. Небольшое отставание Владимира Жириновского от Прохорова связано с тем, что многие избиратели охотно голосуют за него, когда он ведет свою партию в Думу, но не доверяют ему на выборах президента. Причем, и в том, и в другом случае действуют одни и те же причины: живость характера Владимира Вольфовича и его склонность к эпатажным эскападам, - которые, с точки зрения широких народных масс, выигрышны в Думе и недопустимы для президента. Наконец, Сергей Миронов, похоже, также не вписался в представления избирателей о том, каким должен быть глава государства, да еще понес расплату за то, что в 2004 году сам вызвался стать "техническим кандидатом" для Путина. Из этого следует, что оппозиционным партиям, если они хотят побеждать, к следующим президентским выборам нужно не устраивать "перезагрузку" своих кандидатов, а заменить их новыми людьми.
В-шестых, президентская кампания показала, что российское общество в массе своей всё еще не готово сделать выбор в пользу того или иного пути своего развития, не желая брать на себя риски и жертвы модернизации. Владимир Путин победил как лидер, отождествляемый со стабильностью, а не с движением, с порядком, а не с прогрессом. С учетом того, что сам он не выражает особого желания что-либо менять, и, скорее всего, воспримет свою победу как одобрение курса, которым он вел страну все эти 12 лет, нам, похоже, предстоят уже знакомые годы "имитации бега на месте". Тогда мы и сами не заметим, как пресловутая стабильность обернется еще большим отставанием и загниванием страны, преодоление которого, согласно историческим традициям, придется достигать за счет аврального рывка по строгой команде. Только исходить она будет не от Владимира Путина или Михаила Прохорова, а от нового лидера, который, будучи вознесен революционным взрывом на вершину власти, возьмется за решение проблем общества, следуя военному правилу: "Главное - ввязаться в бой, а там - посмотрим!".
Вот какие выводы навеяли мне прошедшие выборы, которые показали, что выборов можно было и не проводить...
JoomShaper