Государственная политика в сфере партийного строительства

Избирательные кампании по выборам депутатов Государственной Думы ФС РФ 4 декабря 2011 г. и Президента РФ 4 марта 2012 г. проводились на фоне серьезного усиления протестных настроений, выразившихся, в том числе, в повышении митинговой активности оппозиции, показавшей остроту ряда ключевых вопросов общественно-политической жизни страны.
Действия власти после выборов в глазах широкой общественности символизируют ее готовность выполнять взятые на себя обязательства, в том числе и в сфере регулирования деятельности политических партий. Одно из требований оппозиции, провозглашенное на митингах зимы 2011–2012 гг., заключалось в упрощении процедуры регистрации политических партий.
Деятельность этого института в нашей стране регулируется № 95-ФЗ «О политических партиях» от 11 июля 2001 г., который, что немаловажно, уже изменялся, и не раз. Федеральными законами вносились изменения от 21 марта, 25 июля 2002 г., 23 июня, 8 декабря 2003 г., 20, 28 декабря 2004 г., 21 июля, 31 декабря 2005 г., 12 июля, 30 декабря 2006 г., 26 апреля 2007 г., 22, 23 июля, 8 ноября 2008 г., 5, 28 апреля, 12 мая, 19 июля, 17 декабря 2009 г., 6 мая, 4 июня, 3 ноября 2010 г., 5 апреля, 23 июля, 20 октября, 8 декабря 2011 г., и, наконец, 2 апреля 2012 г.
Изначально, политическая партия могла считаться таковой при наличии десяти тысяч членов. При этом допускалось создание региональных партий, а в период избирательных кампаний – формирование избирательных блоков. С 2006 года организация, претендующая на статус политической партии, должна была насчитывать уже 50 000 членов и иметь региональные отделения не менее чем в половине субъектов РФ, причем половина из этих региональных отделений должна была состоять не менее чем из 500 членов, а остальные – не менее 250. Введение этой нормы привело к резкому сокращению количества политических партий, которые, не имея достаточного количества членов, не смогли пройти перерегистрацию.
На протяжении последующих шести лет фактически только одна политическая сила – «Правое дело», использовав, в основном, партийный актив СПС, оформила юридически свой статус в качестве политической партии.
Лишившиеся своего статуса политические партии оказались на периферии политического поля, где в качестве игроков достаточно уверенно чувствовали себя только парламентские партии.
Основной тезис разработчиков поправок в ФЗ «О политических партиях» в 2005 г. заключался в том, что новации законодательства приведут к упорядочению партийной системы, ее структуризации, поддержке крупных акторов, и как следствие – к росту значимости партийных институтов в стране.
Однако реального повышения уровня участия граждан в партийной деятельности не произошло. Показатели доверия и поддержки партийных институтов фактически не изменились.
С другой стороны, оппозиция потеряла легальную возможность выражать свои политические интересы. Политические лидеры прекративших свое существование партий, имея подчас непомерные амбиции, не стремились создавать коалиции, что при отсутствии внятной программы и хотя бы сочувствующего электората, не привнесло в партийную систему ничего нового.
Основная проблема виделась, прежде всего, в завышенном количестве членов, требуемых для создания политической партии. Тем не менее, явных протестных настроений, а тем более их массового проявления в обществе не наблюдалось.
Некоторые шаги в сторону упрощения требований, предъявляемых к политическим партиям, начались в 2009 году с принятием Федерального закона от 28 апреля 2009 г. № 75-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О политических партиях» в связи с поэтапным снижением минимальной численности членов политических партий». С 1 января 2010 г. минимальная численность членов политической партии и ее региональных отделений должна была снизиться до 45 тыс., 450 и 200 членов соответственно, а с 1 января 2012 г. – до 40 тыс., 400 и 150 членов.
Согласно этому закону уставом политической партии должна предусматриваться ротация руководителей коллегиальных постоянно действующих руководящих органов партии и ее региональных отделений.
Введение этих норм должно было начать процесс оптимизации деятельности политических партий и демократизировать внутрипартийную жизнь.
Однако предусмотренное снижение требуемого для регистрации партии количества членов было явно не значимым в пропорциональном отношении к изначальным цифрам, и поэтому не привело, да и не могло привести к сколько-нибудь серьезным изменениям партийного ландшафта.
Вместе с тем, с развитием информационных технологий и их доступности, все более масштабным становилось распространение в сети Интернет оппозиционных настроений. За достаточно короткий срок появились новые лица, которые модерировали проявляющуюся в сети политическую активность. Блогосфера стала местом политических дискуссий и формирования сообществ, которые отдаленно могут быть сравнимы с протопартийными образованиями. Массовые акции протеста, прошедшие в столице и крупных городах, показали реальную способность к мобилизации сторонников оппозиции. Началось возвращение на трибуны митингов ряда представителей «старой оппозиционной гвардии». Росла узнаваемость и поддержка вышедших из «всемирной паутины» лидеров оппозиции и среди не – пользователей Интернета.
Ситуация, накалившаяся после выборов в Государственную Думу РФ 4 декабря 2011 г. требовала адекватного ответа со стороны государственной власти. Этим шагом, в числе прочего, стало обещание упростить процедуру регистрации политических партий.
В Закон о политических партиях были внесены поправки, вступившие в силу с момента опубликования 4 апреля 2012 г., направленные на либерализацию требований к созданию и деятельности таковых.
Так, партия теперь должна иметь региональные отделения не менее (ранее – более) чем в половине субъектов Федерации. В ней, в соответствии с новой редакцией закона, должны состоять не менее 500 членов (в 80 раз меньше). Требования к минимальной численности членов в региональных отделениях могут, в настоящий момент, определяться уставом партии.
Учредительный съезд партии считается правомочным, если в его работе приняли участие делегаты, представляющие не менее чем половину регионов и преимущественно проживающие в них. Нижняя граница нормы представительства снижена с 3 до 2 человек.
Кроме того, установлены основания для приостановления госрегистрации партии (ее регионального отделения) (но не более чем на 3 месяца). Речь идет о ситуациях, когда устав партии противоречит Конституции РФ, федеральным конституционным и федеральным законам, либо наименование и (или) символика партии, а также информация в представленных для регистрации документах не соответствуют установленным законом требованиям.
При принятии данного решения выдается письменное мотивированное заключение. Если основания, вызвавшие приостановление, не устранены, партии (региональному отделению) в госрегистрации может быть отказано.
Упрощена система отчетности партий, в том числе финансовая. Вместо ежегодного отчета в ЦИК РФ партия теперь должна направлять сводный финансовый отчет 1 раз в 3 года.
В Государственной Думе РФ законопроект единогласно поддержали 443 депутата при необходимых 226 голосах.
При подготовке документа ко второму чтению к нему поступило около полусотни поправок, 16 из которых профильный комитет Госдумы по общественным объединениям и религиозным организациям рекомендовал принять. В частности, была сохранена в тексте норма о минимальной численности партии в 500 человек. Предложения ЛДПР и КПРФ о более высоком барьере (до 5 тыс. человек) для создания партии были отклонены.
Понятна озабоченность этих партий, поскольку теперь, с упрощением порядка регистрации, однозначно будут созданы новые или реанимированы когда-то существовавшие политические партии, многие из которых «перетянут» к себе голоса протестно настроенных избирателей, ранее голосовавших против «партии власти», ставя галочку неважно за кого: КПРФ, ЛДПР или «Справедливую Россию». В реалиях сегодняшнего дня парламентской оппозиции придется активизировать работу, чтобы привлечь новых сторонников или модернизировать свой курс.
Одна из поправок, принятых во втором чтении, заключается в том, что данный закон вступает в силу со дня его опубликования, а не с 1 января будущего года, как это предполагалось первоначально. Еще одна поправка, отсутствовавшая в первоначальной редакции, предполагает, что Минюст может приостанавливать на три месяца деятельность политической партии в случае выявления ошибок и нарушений в поданных ею документах. Так, запрещено создание организаций с названиями, «схожими до степени смешения» с наименованиями уже существующих партий.
При этом это министерство должно представить руководству партии свое мотивированное решение с письменными рекомендациями по устранению недочетов.
В целом, принятие изменений в ФЗ «О политических партиях» имело целью удовлетворить требования несистемной оппозиции, и формально они были выполнены. Однако власть добилась для себя гораздо большего: так как нужно привлечь всего лишь 500 членов, любой амбициозный политик легко справится с этой задачей, при этом пропадает необходимость поиска консенсуса с другими политическими силами. Тем самым оппозиционное поле фрагментируется и в таком состоянии серьезной опасности существующей политической системе представлять не будет. Для таких малых партий 5-ти процентный проходной барьер при запрете на избирательные блоки все равно останется непреодолимым.
Кроме того, в краткосрочной перспективе эта «провокация» политической активности позволит переключить протестную массовую уличную активность на партстроительство, «проглотив» всю энергию зарождающегося протеста.
В этой связи вызывает опасение возможное следствие этого процесса, когда будут создаваться партийные структуры с сильным региональным ядром, что в случае ослабления федерального центра станет благодатной почвой для возникновения в стране центробежных тенденций.

JoomShaper